Категории раздела

Мои статьи [32]

Поиск

Статистика





Вторник, 13.04.2021, 10:21
| RSS
Персональный сайт М.Ю. Зеленкова
Главная
Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

Международные и национальные правовые проблемы квалификации преступлений террористического характера
Терроризм стал проблемой номер один для всего человечества. В результате воздействия целого ряда факторов, в том числе таких, как внешнее вмешательство в дела региона Ближнего Востока и Северной Африки, спонсорство США, появление террористических организаций Аль-Каида и ИГИЛ, создавшей собственное квазигосударство, террористическая агрессия выдвинулась на уровень одной из основных угроз международной безопасности и национальной безопасности России. Если раньше терроризм в основном являлся объектом уголовного расследования и других правоохранительных мероприятий в рамках уголовно-процессуальной системы, то сегодня он рассматривается как национальная угроза, специфическая форма насилия, которая может осуществляться практически неограниченно и требует применения соответствующего противодействия. Наглядные примеры тому – гибель российского пассажирского самолёта над Синаем (2015), террористические атаки на Европу (2014-2016: Франция, Бельгия, Германия), разгул террора на Ближнем Востоке, ситуация в Афганистане, попытки боевиков обрести дополнительный плацдарм в государствах Азиатско-Тихоокеанского региона и Центральной Азии и др. В 2015 г. в Отчете по индексу глобального терроризма подчеркивалось, что терроризм продолжает расти. Общее количество смертей от терроризма в 2014 г. достигло 32685. Это рекордно высокий уровень. Подавляющее большинство этих смертей, свыше 78%, приходится на пять стран: Ирак, Нигерия, Афганистан, Пакистан и Сирия. При этом следует отметить, что несмотря на то, что терроризм является высококонцентрированным в этих странах, он не обошел и других суверенов. В 2014 г. террористические атаки были зарегистрированы в 93 странах, по сравнению с 88 в 2013 г.

В Российской Федерации, как отмечает Председатель Следственного комитета России А.И. Бастрыкин, также наметилась негативная тенденция в динамике преступности террористической направленности. В 2015 г. отмечено значительное увеличение (на 36,3%) количества преступлений террористического характера, совершенных на территории России. Всего зарегистрировано 1538 преступлений (в 2014 г. - 1128). Предотвращено на стадии приготовления или покушения 70 преступлений. С использованием сети Интернет совершено 133 преступления террористического характера. Особенно сложная обстановка наблюдается в Северо-Кавказском федеральном округе, на который приходится основной массив преступлений террористического характера - 1168 преступлений, или 75,9% (+ 32,3%) (в 2014 г. - 883).

К сожалению, приходится отмечать, что сегодня террористические акции стали тщательнее готовиться, резко возросла дисциплина внутри террористических организаций, различные террористические группировки тесно сотрудничают между собой, координируют свои действия. В итоге 90% терактов достигают своих целей. Однако, несмотря на то, что с терроризмом борются уже более тысячи лет, в международном и национальном праве до сих пор не было выработано единого определения данного понятия. Поиски согласованного определения обычно наталкиваются на два вопроса.

Первый из них связан с доводом о том, что любое определение должно включать применение государствами вооруженных сил против мирного населения. Например, некоторые эксперты полагают, что правовые и нормативные рамки, направленные против совершаемых государствами нарушений, гораздо крепче, чем в случае негосударственных субъектов, и не считают это возражение убедительным.

Второе возражение касается того, что народы, находящиеся под иностранной оккупацией, имеют право на сопротивление, и что определение терроризма не должно умалять это право. Право на сопротивление опротестовывается некоторыми. Однако оно не является центральным моментом: центральный момент заключается в том, что в факте оккупации нет ничего, что оправдывало бы нанесение ударов по мирным жителям и их уничтожение .

Если обратиться к научной литературе, то можно отметить, что сегодня среду ученых существуют две наиболее часто употребляемые точки зрения на сущность категории «терроризм»: Во-первых, авторами предлагается считать террористов обычными уголовниками, а их действия рассматривать как уголовные преступления. Аргументация – террористы совершают убийства, похищения, насилие, угоны самолетов, т.е. действия, которые рассматриваются как преступления национальным законодательством и международным правом. Во-вторых, учеными предлагается рассматривать терроризм, как военные действия, как разновидность войны. Истина, похоже, где-то посередине, ибо не поддается возражению, что терроризм - уголовное преступление, имеет определенное сходство с военными действиями, но в то же время обладает специфическими, только ему присущими чертами.

В современной юридической литературе можно найти следующие отличительные признаки терроризма как преступного деяния.

Во-первых, он порождает высокую общественную опасность, возникающую в результате совершения общественно опасных действий либо угрозы таковыми. При этом умыслом террориста является уничтожение лиц, которые захватываются в качестве заложников, находятся вблизи мест взрывов и т.п.

Во-вторых, публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензии на огласку, терроризма же без широкой огласки в СМИ и других средствах коммуникации, без открытого предъявления требований не существует.

В-третьих, преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. При этом создается эта обстановка обязательно на уровне массового сознания и представляет собой объективно сложившийся социально-психологический фактор, воздействующий на сознание других лиц и вынуждающий их к каким-либо действиям в интересах террористов или принятию их условий.

В-четвертых, при совершении террористических актов общественно опасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, т.е. насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынужденно) волевого решения самим потерпевшим лицом (физическим или юридическим, или группой лиц) вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов.

Впервые дефиниция терроризма была выработана Лигой Наций еще в 1937 г. Однако проект соответствующей конвенции, по которой терроризм определялся как «любые криминальные действия, направленные против Государства и предназначенные и рассчитанные на создание состояния ужаса (террора) в умах конкретных людей, групп людей или всего общества», так и не вступил в действие (Конвенцию подписали всего 24 страны, а ратифицировала только Индия).

Генеральная Ассамблея ООН в разные годы приняла около 10 резолюций о национальном, региональном и международном терроризме, но так и не смогла дать более или менее приемлемого определения этого явления. Как отмечает В. Жадан, несмотря на значительное количество международных правовых актов (по оценкам специалистов имеется 27 глобальных и региональных соглашений), международных организаций и органов, осуществляющих координацию борьбы с международным терроризмом, до настоящего времени не выработан универсальный международный правовой акт, который бы однозначно характеризовал это общественно опасное и сложное социально-политическое явление, определял не только понятие, юридически значимые признаки, но и давал точную правовую характеристику, оценку и юридическую ответственность данному виду преступления, а также позволял осуществлять совместные и эффективные действия по борьбе с терроризмом.

В настоящий момент в мире существует более 200 официально признанных разноплановых определений этого явления. Их анализ показывает, что, например, в публицистике и в СМИ термин «терроризм» часто используется для обозначения экстремистских индивидов, хорошо организованных, обученных и законспирированных групп, которые совершают наиболее опасные преступления, как правило, убийства.

В практике последних трех десятилетий такими преступниками довольно часто выступают арабские террористы. Такое расширенное понимание терроризма, считает большинство ученых юридического профиля, допустимо, но при этом они отмечают, что оно не соответствует Уголовному праву России и многих других стран. Приведем в качестве примера несколько подходов к сущности категории «терроризм», которые встречаются в научной литературе.

Западные специалисты. Американские исследователи В. Маллисон и С. Маллисон предлагают следующую трактовку: «Терроризм – это систематическое использование крайнего насилия и угрозы насилием для достижения публичных или политических целей». Некоторые исследователи характеризуют терроризм еще шире, как «войну XXI века». Египетский политолог М. Сид-Ахмед отмечает: «Техноло¬гическое развитие, достигшее непредвиденных уровней в военной области, привело к тому, что война в классическом смысле слова стала невозможна, если не абсурдна. Поскольку абсурдность войны не означает окончание кон¬фликта, борьба теперь грозит принять другие формы. Со специфической точки зрения, терроризм может рассматриваться как продолжение войны, а не только политики, другими средствами». Известному руководителю спецслужб ФРГ Г. Нонлау принадлежит следующее определение: «Терроризм понимается как вид борьбы, который в политических целях или по политическим мотивам пытается принудить государственные органы или граждан насилием, или угрозой к определенным действиям». Другой немецкий исследователь Р. Рупрехт характеризует «Терроризм» как систематическое применение или угрозы применения насилия, которые направлены на то, чтобы вызвать ужас и достичь политических целей».

Отечественные специалисты. Видный российский юрист Л.А. Моджорян считает, что: «Терроризм» – это акты насилия, совершаемые отдельными лицами, организациями или правительственными органами, направленные на устранение нежелательных государственных и политических деятелей и дестабилизацию государственного правопорядка в целях достижения определенных политических результатов» .

Известные советско-российские юристы Н.Б. Крылов и Ю.А. Решетов под «Терроризмом» в самом широком значении этого термина понимают акты насилия или угрозы насилием, цель которых – внушить страх и заставить действовать или воздержаться от действий в нужном террористам направлении. Этот список можно еще много дополнять.

Если обратиться к национальным официальным источникам, то, например, только в США мы находим множественные трактовки данной дефиниции. В частности, по мнению Государственного Департамента США, – «Терроризм – это предумышленное, мотивированное политическими соображениями насилие, совершаемое против небоевых целей субнациональными группами или тайными агентами и обычно ставящее своей целью оказать влияние на ту или иную группу населения». Другое ведомство США – Федеральное бюро расследований – считает, что терроризм следует определять, как «противоправное использование сил и насилия против личности или собственности в целях устрашения или давления на правительство, гражданское население или любую его часть в осуществлении политических и социальных целей». Однако, вместе с тем, ФБР, в своей деятельности опирается и на другое определение терроризма: «Террористический инцидент определяется как акт насилия или другой опасный для человеческой жизни акт, нарушающий уголовные законы Соединенных Штатов или любого другого государства направленный на устрашение или оказание давления на правительства, гражданское население или его часть, ради осуществления политических или социальных целей». По определению Министерства Обороны США, терроризм - это предварительно рассчитанное использование незаконного насилия или угрозы насилия для насаждения чувства страха; с намерением оказания давления или уничижения государств, или общества в преследовании целей, обычно являющихся политическими, религиозными или идеологическими. Кодекс США определяет, что «терроризм означает предварительно спланированное, политически мотивированное насилие, осуществленное против невооруженных групп негосударственными группами или скрытыми игроками, обычно с целью оказания влияния на аудиторию». Правительство США использует эти определения терроризма для статистических и аналитических целей, начиная с 1983 г.

В качестве другого примера приведем выдержки из национального законодательства суверенов. Закон по борьбе с терроризмом С-36, принятый Канадой в декабре 2001 г., определил, что терроризм – это «деятельность, преследующая политические, религиозные или идеологические цели. Она угрожает общественной безопасности, так как вызывает гибель людей, наносит им физические увечья и создает опасные условия для жизни человека». Принятый в Турции в 1991 г. закон «О борьбе с терроризмом» трактует терроризм как «различного рода деятельность, проводимую одним человеком или группой лиц, являющихся членами организаций, которые при помощи одного из методов насилия… ставят своей целью изменение политического, правового, социального и экономического устройства». Законодатель Перу под терроризмом понимает «провоцирование, создание или поддержание страха у населения либо его части; действия, способные нанести ущерб или серьезно нарушить общественное спокойствие или повлиять на международные отношения или безопасность общества и государства» (из нормативного акта № 25475 «Преступления, связанные с терроризмом»). В Италии законом № 191 от 18 мая 1978 г. терроризм определяется, как систематическое применение насилия против личности и имущества в целях создания во всем обществе или его части напряжения и неконтролируемого страха для достижения определенного политического результата. 20-й раздел британского закона о предотвращении терроризма, принятого в 1989 г., гласит, что терроризмом является «...использование насилия в политических целях, включая любое использование насилия с целью ввергнуть общество или какой-либо сегмент общества в страх».

Приведенные определения, по мнению С.И. Грачева, в целом носят общий характер, но указывают на три важных признака терроризма: использование насильственных методов; преследование им политических целей; оказание психологического воздействия на общество. Доказательством может служить деятельность международных террористических организаций ИГИЛ, Хамас, Аль Каида и др.

В России правовое определение понятию «терроризм» дано в Федеральном Законе РФ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», где терроризм трактуется как идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий. Конкретное уголовно-правовое определение терроризма до 2007 г. можно было найти в ст. 205 Уголовного кодекса РФ от 13 июня 1996 № 63-ФЗ: «Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». Однако в 2007 г. в Уголовный кодекс РФ были внесены изменения, определение «терроризма» было исключено, а вместо этого ст. 205 стала называться «террористический акт»: «Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». В феврале 2012 г. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, какие действия могут быть отнесены к террористическим. При этом было отмечено, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях террористической направленности судам следует выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом.

Несмотря на такое обилие трактовок как в международном, так и в отечественном законодательстве, их анализ, показывает, что по существу они не противоречат друг другу. Сущность терроризма рассматривается законодателями, политиками и учеными как подготовленное мотивированное насилие (угроза насилия), осуществляемое для запугивания в первую очередь государственной власти и насаждения страха в обществе, за счет которого террористы предполагают достичь своих целей. В XXI в. проблема отсутствия единого понятия термина «терроризм» становится все более актуальной. Так, например, в ноябре 2001 г. семь политических и исламских организаций Бахрейна призвали США, Великобританию и все мировое сообщество дать точное определение терроризму и отказаться от национальных трактовок этого преступного явления. В совместном меморандуме, который поддержали еще 15 национальных общественных объединений, особое внимание уделялось борьбе арабского народа Палестины против израильского насилия, за провозглашение независимого палестинского государства. Они, отмечает А. Синицын , охарактеризовали Израиль «как наихудшее террористическое образование в мире» и потребовали от США отказаться от поддержки Тель-Авива и занять «справедливую позицию» по вопросам ближневосточного урегулирования. Авторы меморандума подчеркнули необходимость проведения четкой грани «между терроризмом и борьбой за освобождение от иностранной оккупации» и высказались за организацию международного форума с целью выработки точной формулировки понятия «терроризм» и более глубокого изучения факторов, порождающих возникновение этого явления. Однако воз и ныне там!

В то же время причинами невозможности принятия единого определения, считает А.С. Абрамян, являются: Во-первых, существующие межгосударственные противоречия, которые не позволяют достичь международного соглашения. Ряд государств заинтересован в террористической деятельности, ведущейся в странах, с которыми они находятся в конфликте, и нередко тайно или явно поддерживают террористов. Во-вторых, многие государства ревностно охраняют свой суверенитет и предпочитают оставлять за собой право определять, что составляет терроризм в их странах. В-третьих, некоторые страны не хотят быть связанными какими-либо официальными определениями, ограничивающими их свободу действий в конкретной ситуации. В-четвертых, часть мирового сообщества озабочена тем, что действия по борьбе с терроризмом могут быть направлены на все оппозиционные группы и противится принятию соответствующих законов.

В заключении, несмотря такое обильное толкование понятия «терроризм», выделим из существующих категорий универсальные признаки, черты и компоненты, которые, на наш взгляд, позволят правоохранительным органам квалифицированно принимать решение об отнесении того или иного преступления к террористическому. Эти признаки, по нашему мнению, заключаются в следующем: применение насилия и устрашения, а также специальных мер по «рекламе» разрушительных последствий террористических актов (публичные заявления о своей причастности к совершенному акту, привлечение отдельных представителей СМИ для освещения требований и действий террористов, героизация лидеров терроризма и т.д.), что достигается использова¬нием особо опасных форм, способов и методов их осуществления; совершение действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба в интересах достижения политических целей, направленных на ослабление политических противников, укрепление собственных политических позиций, а также готовность террори¬стов использовать любые формы, методы и средства для достижения своих политических целей; использование конспирации как необходимого условия существова¬ния террористических структур и результативности их действий; достижение планируемого конечного результата через совершение посягательств на жизнь и здоровье людей, при этом цели террористических акций выходят за пределы причиняемого ими разрушений, телесных повреждений, смерти; использование крайних форм насилия или угрозы насилием (например, устное высказывание, публикация в печати, распространение с использованием радио, телевидения или иных средств массовой информации, а также информационно-телекоммуникационных сетей); достижение целей путем психологического воздействия на лиц, не являющихся непосредственными жертвами насилия, при этом выбор жертвы осуществляется больше по ее символическому, чем действительному значению.

Таким образом, терроризм – это метод, посредством которого индивид, организованная группа или партия стремятся достичь провозглашенных ими целей преимущественно через систематическое использование насилия.

Источник: http://academy-skrf.ru/izdat/2017/Sbornik_2_2017.pdf
Категория: Мои статьи | Добавил: ZelenkovMU (02.05.2018) | Автор: Zelenkov M.Y. E W
Просмотров: 353 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Copyright MyCorp © 2021